Новости
16.10.2018
В нехорошую историю попал заповедник «Денежкин Камень» после того, как его
сотрудники выявили загрязнения рек на сопредельной территории. Заповедник стал
объектом атаки профессионального (в смысле работающего за деньги) интернет-воителя,
которому можно заказать информационную войну в Интернете «под ключ» http://ci-
razvedka.ru/
Краткая история вопроса. В трех и пяти км от восточной границы заповедника
«Денежкин Камень» расположены два карьера, разрабатываемых Открытым
Акционерным Обществом «Святогор», в составе Уральской горно-металлургической
компании (УГМК) с 2008 года. Добыча медных, медно-цинковых серно-колчеданных руд
ведётся открытым способом. Оба карьера расположены на вершине хребта, 700 м, и
отвалы с содержанием колчеданов активно участвуют в формировании водотоков рек
Банная, Чёрная, Ольховка и Тамшёр. В свою очередь, реки Банная, Чёрная впадают в реку
Тальтия, а Ольховка и Тамшёр – в реку Шегультан. Реки Тальтия и Шегультан, в свою
очередь, являются важными водотоками заповедника «Денежкин Камень», берут начало
на его территории.
Начиная с 2016 года загрязнение природных водотоков подотвальными водами становится очевидным и начинает сказываться уже и на качестве питьевой воды в реке Ивдель. Зимой 2017 года сотрудники заповедника обратились к руководству карьеров и к главе Североуральского ГО с просьбой проверить качество воды в реках Ольховка, Тамшёр и Шегультан, а также помогали в отборе проб людьми и техникой. Однако, результатов проб получить не удалось. Тогда пробы были отобраны с помощью охотпользователей и направлены для анализа в лабораторию Пермского университета. Анализы воды показали весьма высокие уровни поллютантов, обычных для добычи серно-колчеданных руд. Летом 2018 года в реках Шегультан и Тальтия в пределах территории заповедника отмечено отсутствие обычного для этих рек хариуса. Специально поясним здесь, что так как реки не очень глубокие и очень прозрачные, то рыбу можно отметить визуально, в небольших ямах. В августе в заповедник поступило очень тревожное видео с места слияния Шегультана и Сосьвы, где чётко видно, что сливаются два очень разных водотока – мутный и прозрачный. В связи с этим заповедник предпринял попытку проверить качество воды в реках Шегультан и Тальтия. Проба с Шегультана была отобрана 3 км ниже устья реки Тамшёр, а с Тальтии – рядом с устьем реки Банная и направлены в лабораторию НИИВХ. Результаты анализов показали превышение по меди в 1800 и 3500 раз, цинка в 350 и 200 раз соответственно. Необходимо отметить, что вода в обеих реках интенсивно зелено-синего цвета и мутная. Об этом заповедник неоднократно сигналил руководству Святогора, и Святогор даже обещал выйти на место посмотреть (так и не собрался до приезда контролирующих органов).

Поскольку никаких действий со стороны Святогора по контролю качества воды не последовало, заповедник составил жалобы в Росприроднадзор по УрФО, в центральный аппарат Росприроднадзора, а также в природоохранную прокуратуру. Для привлечения внимания к проблеме заповедник инициировал пресс-конференцию в «Ельцин-центре». После пресс-конференции проверку состояния качества воды в Шегультане провели прокуратура Свердловской области и Росприроднадзор по УрФО.

Одновременно в заповедник начали поступать агрессивные запросы от весьма странного СМИ, тон которых чётко показывает, что заповедник обвиняется в фальсификации проб и сокрытии информации о загрязнении воды продуктами бокситовых карьеров, расположенных значительно ниже по течению рек. Также в социальных сетях развернута масштабная, но довольно непрофессиональная атака на заповедник. Автор войны, не дожидаясь ответов из заповедника, опубликовал в своём СМИ лонгрид о «нарушениях заповедника» http://www.intermonitor.ru/pokatushki-s-muzhem-za-gosudarstvennyj-schet-i-obman-zhurnalistov-samobytnye-razvlecheniya-federalnoj-chinovnicy-v-uralskom-zapovednike-vskryli-to-o-chem-ne-prinyato-govorit-vslux/

Даже поверхностный взгляд на диалоги в соцсетях чётко показывают, кто заказчик этой войны и в чём ее цель.

Представители пресс-службы УГМК стремятся:

1. Снять со Святогора авторство в загрязнении воды

2. Дискредитировать заповедник, обвиняя в использовании транспорта и сотрудников для поездки на сопредельную территорию (якобы мы не должны обращать внимание ни на что вне его территории)

3. Измотать заповедник запросами

Заповеднику необходимо:

1. Открыть проблему населению, поскольку реки имеют довольно значительную протяженность и вдоль них расположены лесничества, охотугодья и прочее.

2. Добиться принятия предприятиями УГМК мер по прекращению загрязнения.

3. И, самое сложное, организации мониторинга качества воды в реках. Данная задача представляется наиболее трудно выполнимой, так как к заповеднику данные земли не относятся. Роспотребнадзор считает, что водозабор не затронут загрязнениями. Воды не находятся в ведении лесного хозяйства. Рыбнадзор далек от этих территорий.

Ждём развития событий и отвечаем на агрессивные запросы.

08.10.2018
отчет о прошедшей пресс-конференции по рекам Северного Урала от Уралинформбюро

Реки отравлены металлами и кислотами.

УГМК-холдинг признал экологическую катастрофу на Северном Урале, где компания ведет разработку Шемурского и Ново-Шемурского месторождений медно-цинковых руд. Реки, протекающие по Ивдельскому и Североуральскому городским округам, отравлены тяжелыми металлами и кислотами.

Пресс-конференция, посвященная загрязнению рек, состоялась 3 октября. В ней приняли участие представители заповедника "Денежкин Камень", УГМК, Госрыбцентра и Российского научно-исследовательского института охраны водных ресурсов. Инициатором мероприятия выступили руководители заповедника. Они забили тревогу минувшим летом, обнаружив, что в реке Шегультан пропала рыба, а вода окрасилась в ядовито-зеленый цвет.

Годы медных безобразий

Проблема загрязнения Северного Урала не теряет остроты с осени прошлого года. Тогда от жителей Ивделя поступил вал жалоб на то, что одноименная река в городе окрасилась в ядовито-зеленый цвет и в ней пропала рыба. Промышленными отходами также оказались загрязнены реки Тальтия и Черная. После статей "Уралинформбюро" надзорные ведомства установили, что компания "Святогор", входящая в состав УГМК-Холдинга, допустила сброс с рудных месторождений недостаточно очищенных сточных вод на водосборную площадь Черной, откуда и пошло по цепочке загрязнение рек металлами.

В конце лета руководство "Денежкиного Камня" продемонстрировало доказательства того, что от разработок карьеров пострадали еще несколько рек – Шегультан, Тамшер и Ольховка. На фотографиях видно, что прозрачный когда-то Шегультан стал мутным, с ядовито-зеленым оттенком, камни в воде покрылись желто-оранжевым налетом, пропала рыба, хотя еще недавно хариуса, замечают местные, "мужики вылавливали мешками". По словам директора заповедника Анны Квашниной, загрязнение могло накапливаться годами, но зелень на реке Шегультан появилась именно в этом году.

Она подчеркивает, что отравлений на территории заповедника не зафиксировано - мутные потоки зафиксированы в низовье Шегультана, но они не дают рыбе подниматься вверх по течению на территорию "Денежкиного Камня". "Водная биота (совокупность видов живых организмов – прим. ред.) не пойдет через эту пробку, и значит, ее не будет на территории заповедника. Мы можем потерять целый мир", - отмечает Анна Квашнина.

В ходе пресс-конференции директор заповедника заявила, что их главная задача – понять, что происходит с реками, как будет решаться проблема и принимать участие в мониторинге ситуации.

Взявший слово директор по горному производству УГМК Григорий Рудой говорил долго и витиевато. По его словам, северные территории насыщены огромным количество рудопроявлений, которые могут быть причастны к загрязнению. "Много меди и цинка в исходном состоянии", - отметил Рудой.

Свой вклад, по его словам, внесла и природа: "Сам климат страны, сама природа вносят определенный вклад в текущее фоновое состояние. Ветер, паводки, солнце, дождевые осадки. В движение приходят горные породы. Нарушение природного дисбаланса плюс наши карьеры. Как результат - большие концентрации кислых вод".

"Отчитав" природу, он заявил, что проблема поднята правильно. "Я не снимаю ответственности. Мы имеем самое прямое отношение к этой проблеме", - сказал Рудой. По его словам, к ее решению нужно привлекать науку и общественность: "Мы все вместе, скорее всего, и решим, что надо делать".

Он добавил, что УГМК разработала комплекс мероприятия, которые будут решать проблемы в два этапа. Первый этап направлен на устранение острых проблем (каких – не пояснил). Второй - предусматривает их реализацию в течение 2-2,5 лет.

"Данная программа согласована с уральским управлением Росприроднадзора, привлечены лаборатории. На реализацию программы всего выделено более миллиарда рублей, в этом году - почти 300 миллионов", - отчитался Григорий Рудой.

Халатность, непрофессионализм, наглость?

По словам Рудого, в ходе реализации проекта стало очевидно, что мощностей имевшихся очистных сооружений недостаточно, поэтому потребовались доработки. На Шемурском месторождении будут устанавливаться очистные сооружения производительностью 400 кубометров в час. На Ново-Шемурском очистные сооружения производительностью 350-500 кубометров в час "уже есть и достаточно устойчиво работают".

Он также заявил, что требующиеся изменения в проект обусловлены своеобразной местностью Северного Урала.

"С учетом хребтов, огромного количества всевозможных гор, впадин, лесов в проекте предусмотрены некие сборники, отстойники, чтобы мы могли со всех сторон собирать кислую воду. Необходимы станции, которые позволят перекачивать воду в Шемурский карьер. По нашей оценке, это единственное спасение, чтобы собрать все воды, которые есть. Источник должен быть один. Если один, мы с ним разберемся. В середине следующего года, по нашей оценке, скорее всего, все воды мы сможем выловить и завернуть на очистные сооружения", - заявил Григорий Рудой, не объяснив, почему этого нельзя было предусмотреть в первоначальном варианте проекта, ведь "своеобразная местность" за эти годы не изменилась.


Изучением рек Северного Урала в настоящее время занимаются специалисты Российского научно-исследовательского института охраны водных ресурсов, с которым УГМК заключил контракт на 5 лет. Руководитель отдела научно-методического обеспечения восстановления и охраны водных объектов в института Александр Попов постарался максимально мягко объяснить произошедшее, отметив, что вина за случившееся – коллективная.

"УГМК реализует проект, который согласован экологической службой. В рамках этой работы возникают такие проблемы, которые в проекте должны были быть предусмотрены. Должны были быть запроектированы работы, которые бы предотвратили это воздействие. Как только где-то добываются сульфатные руды, можно ждать такого результата. Это результат коллективного недомыслия. Это недомыслие не должно на следующих проектах сказаться. Потому что проектов, разработок будет много – судя по тому, что там есть. Надо очень умненько подойти к реализации таких проектов: хранение отвалов, очистка сточных вод… Очистка это что такое? Это производство, которое имеет свой продукт и свой подход. С этими отходами мы и сталкиваемся. Проектировщики очистных сооружений не всегда понимают, что они делают, поэтому может возникнуть ситуация, что мы воду почистили, а отходы производства разместили где-то не там, и они постепенно переходят в грунтовые и поверхностные воды, потому что в этих отходах находятся растворимые соединения", - сообщил Александр Попов.

"То, что в реке есть осадок и она зеленая, прямой вины УГМК нет?", - поступил вопрос из зала.

"Почему нет? Есть. Отвалы, которые они здесь положили, это их, новые отвалы. Это результат деятельности УГМК. Как это объяснять? Вина это или результат их деятельности по реализации проекта?", - задался вопросом Попов, по всей видимости попавший в ловушку "стокгольмского синдрома", когда заложники жалеют своих похитителей.

Позднее старший инспектор заповедника Константин Возьмитель заявил "Уралинформбюро", что произошедшее было предсказуемо. "Специалисты изначально говорили, что это месторождение трогать нельзя, что это чревато. Сейчас они говорят – мы это знали, зато ответственность – коллективная".

Катастрофа по плану

Пресс-конференция собрала большое количество неравнодушных уральцев. Приехали жители Ивделя, Североуральска, общественники, которые не стеснялись задавать вопросы УГМК.

"Вы согласны, что на Северном Урале произошла экологическая катастрофа?" - спросили Григория Рудого.

"Я думаю, что, скорее всего, да", - признал тот.

В ответ на предложение холдингу "собрать вещи и уйти, предварительно прибравшись", Рудой заявил, что в таком случае "ситуация только ухудшится": "Проектная документация предусматривает несколько этапов. После разработки месторождения наступают мероприятия рекультивации. Сейчас мы вносим изменения в проектную документацию, будем решать возникшую проблему. Другого выхода просто нет".

Александр Попов пояснил "Уралинформбюро", что пострадали 13 рек. Результаты по ним негативные: "Хороший результат в верховьях Тальтии и в реке Ивдель при впадении в него Тальтии. По всем остальным – результат достаточно тяжелый".

Он добавил, что специалисты института в настоящее время занимаются определением компонентов, которые оседают на дне рек: "На мой взгляд, скорее всего, это осадки соединений алюминия с цинком. Посмотрим".



По словам Попова, восстановить экосистему рек можно: как только прекратится воздействие на реки, они придут в определенное состояние. Однако свое прежнее состояние водные объекты не вернут никогда.

"Они вернутся в состояние, когда экосистема будет готова принимать хариуса, тогда, когда прекратится поступление кислых вод, пойдет очищенная вода. Но надо понимать, что очищенная вода несет в себе некий компонент в незначительных количествах, и класс качества воды может поменяться. Поэтому то исходное состояние, которое сегодня есть, скажем, в верховьях Тальтии, вряд ли вернется в низовья реки. Экосистемы водных объектов достаточно инертны и формируются в течение 3-4 лет после того, как прекращается поступление загрязнений", - пояснил Александр Попов.

По его словам, в реках зафиксировано "мощное загрязнение алюминием", но с УГМК это не связано. "Также реки загрязнены железом, цинком, медью и кислотой. Кислота нарабатывается в процессе бактериальной переработки тех компонентов, которые лежат в отвалах и которые поступают в отработанные карьеры", - подчеркнул специалист.

Пойдет ли Козицын под суд?

"Конечно, это странное объяснение, - заявила "Уралинформбюро" после пресс-конференции Анна Квашнина, комментируя слова Григория Рудого о влиянии природы на загрязненность рек. - Ветер и солнце тут, скорее всего, ни при чем".

По ее словам, проблема разрослась до масштабов экологической катастрофы потому, что "никто на воду не хотел смотреть": "Она текла, и все. Охотники, рыбаки говорили, что рыбы нет. Это - старая проблема. Задача в том, чтобы ее увидели, чтобы контролировали процессы".

Старший инспектор заповедника Константин Возьмитель признался, что ему "не хватило правды".

"Мне немножко грустно и жалко ответчиков, видно, что они много "воды лили", вспоминали все месторождения, которые есть на Северном Урале, пытались как-то разбавить свою вину. Мне совсем непонятна географическая раскладка Рудого про рудопроявления и чужие отвалы – они здесь ни при чем. Проблема очень локальна: вот хребет, и с него текут реки. Никакого другого влияния, кроме как карьеров, там быть не может".

"Даже фотографии сегодняшнего Шегультана ужасают – зеленая мертвая вода, осадок на дне. Воочию еще страшнее?", - задаем мы вопрос инспектору.

"Когда я первый раз увидел, у меня был шок. Может быть, люди, которые живут в Екатеринбурге, на это бы внимания не обратили. Вот идет по Плотинке молодой человек: "Ой, смотри, Исеть зеленая, прикольно - у меня кроссовки такого же цвета". Не думаю, что его это заденет. А я вырос на этих реках, знаю, какими они были. Там целый мир – под каждый камнем. А сейчас все мертво", - замечает Константин Возьмитель.

Если вспомнить прошлогоднюю историю с Ивделем, империя Искандера Махмудова и Андрея Козицына поначалу отмахивалась - какая зеленая вода, какие стоки, общественники с ума сошли. Потом, жестко прижатые в угол," медники" стали сознаваться в содеянном. Теперь не отрицают, что угробили огромный водный узел. И обещают откупиться одним миллиардом.

"Уралинформбюро" год назад приводило расчетные залежи драгоценных металлов на этих месторождениях. В реальности УГМК взяла там больше золота, платины, серебра. На десятки миллиардов рублей. Но богатая компания изначально не захотела вложиться в свои очистные сооружения. Зачем "в помпасах" сорить деньгами? Наверное, также размышляли когда-то колонизаторы в Африке.

Мы продолжаем настаивать на том, что в двух муниципалитетах Свердловской области - Ивдельском и Североуральском городских округах было совершено преступление, предусматривающее уголовное наказание. По сути УГМК 3 октября оформило "явку с повинной". "Уралинформбюро" требует от уполномоченных органов рассмотреть вопрос о возбуждении уголовных дел по фактам, предусмотренным главой 26 УК РФ, в отношении должностных лиц УГМК-Холдинг. И если следствие выяснит причастность к катастрофе того же гендиректора УГМК Андрея Козицына, пусть сядет на скамью подсудимых.

Кристина ШАБУНИНА


Источник: Уралинформбюро

27.09.2018
Уралинформбюро: Превышение ПДК меди в 3500 раз: что несут реки Северного Урала
"Нарушения очень серьезные. Так, в реке Шегультан концентрация меди превышает уровень ПДК в 780-1800 раз, алюминия – в 16 раз, кадмия – в 3,4 раза, марганца – в 91-97 раз, цинка – в 360 раз. В реке Тальтия концентрация меди превышает уровень ПДК в 3500 раз, алюминия – в 2385 раз, кадмия – в 1,5 раза, марганца – в 174 раза, цинка – в 300 раз.

Речки поменьше – Ольховка и Тамшер, которые начинаются недалеко от карьеров и впадают в Шегультан, также "начинены" вредными веществами. Анализы проб зафиксировали недопустимо низкие показатели кислотности - рНвод 4,8 и 4,5. Содержание сульфатов превышает ПДК в 7 раз в Ольховке и в 28 раз в Тамшере. Кроме того, воды Тамшера характеризуются высокой концентрацией железа – превышение почти в 90 раз. Повышенная минерализация в Ольховке - в 1,2 раза, в Тамшере - в 4,5 раза.

"Вода в реках Шегультан и Тальтия имеет яркие внешние особенности – мутная, зеленовато-кремового оттенка. На дне обоих рек – слизевидный серо-желтый осадок, от нескольких миллиметров до полутора сантиметров", - описывает увиденное директор заповедника "Денежкин Камень" Анна Квашнина.

.

Подробнее: Уралинформбюро

27.09.2018
Большая статья о ситуации вокруг УГМК и рек Северного Урала опубликована Уралинформбюро
"Шегультан мертв": уральский заповедник попал под удар УГМК

" Руководство заповедника "Денежкин Камень", расположенного в Североуральском городском округе, бьет тревогу. Река Шегультан оказалась загрязнена из-за разработки Шемурского и Ново-Шемурского месторождений медно-цинковых руд компанией "Святогор", входящей в УГМК-холдинг.

Экологическая проблема, связанная с разработками карьеров на севере Свердловской области, не нова. Год назад в "медную" ловушку попали жители Ивделя. Надзорные ведомства установили, что промышленными отходами загрязнены реки Черная, Тальтия и Ивдель. Был установлен сброс с месторождений УГМК недостаточно очищенных сточных вод на водосборную площадь и в ручей Безымянный – откуда по цепочке и пошло загрязнение рек металлами. "Уралинформбюро" подробно рассказывало об этом ЧП".

Подробнее - по ссылке на сайте Уралинформбюро

27.09.2018
Результаты всех проб воды североуральских рек сведены в общую таблицу.
Пациент скорее мертв, чем жив
Немного обобщили свои данные по превышению в воде разных элементов. За весь 2018. К сожалению, мы не обладаем информацией о Тамшёре и Ольховке в летний период, а о Шегультане - в зимний.
Конечно, нужен мониторинг. И самый ключевой вопрос - кто и за чей счёт будет это делать
05.09.2018
Шегультан загрязнен сбросами с карьеров
"Лопнуло наше терпение" - пишет директор "Денежкина Камня"
У нас на виду происходят нехорошие вещи. Два карьера медноколчеданных руд, расположенных в Североуральском городском округе, и в Ивдельском городском округе, убили четыре маленькие реки и взялись за две большие.
Шемурский (верхний левый угол) и Ново-Шемурский карьеры
У карьера берут начало реки Тамшёр, Ольховка, Банная и Чёрная. Их pH 4.5-4.8. И зимой и летом. Одним цветом. Их "здоровьем" сейчас занят Российский научно-исследовательский институт комплексного использования и охраны водных ресурсов (ФГБУ РосНИИВХ), их и спрашивайте о качестве воды. Только они вам ничего не скажут, потому что работают по договору с УГМК. В принципе, задача у них весьма благородная и сложная - как прекратить загрязнение вод карьерами.
Реки Банная и Чёрная бегут в реку Тальтия, на север, в Ивдельский район. Про реку Тальтия много материала у Ивдельчан https://ok.ru/ecoivdel.
Реки Тамшёр и Ольховка бегут в Шегультан. На него решили посмотреть мы. И пожалели о своём решении. Мы сразу вспомнили рекомендацию местного лесничего "не совать свой нос не в своё дело", и поняли, что свой нос в ЭТО ДЕЛО совать действительно вредно. И не только нос, но и руки, ноги, и иные части души.
Дело не для носа
Смотрите сами, ну засунете вы что-либо в это?
Это - Шегультан?!
Это - Шегультан, детка
Пока мы не владеем информацией о составе этого. Мы постараемся получить её, мы считаем, что имеем право знать, во что, собственно, суём нос.
Молочная река, кисельные берега
Помогите нам
Место, где сливаются воды Шегультана, выходящего из карста и поверхностные
13.06.2018
29 мая состоялось первое заседание Общественного экологического совета при Главе Североуральского городского округа. На повестке дня - ситуация вокруг загрязнения притоков Шегультана водами с Шемурского и Ново-Шемурского месторождений.
Североуралец Анатолий Степанов, бывший эколог СУБРа, ранее опубликовавший в «ВКД» материал «Экологическая катастрофа Ивделя может повториться в Североуральске», рассказывает об этом в газете "В каждый дом".
Экологический Совет Североуральска против медников
«Для рек Североуральска нужен отдельный мониторинг»

Анатолий Степанов резюмирует:

Исследования (заказанные "Святогором" Российскому научно-исследовательский институт комплексного использования и охраны водных ресурсов) будут проводиться четыре года, и в них включена одна река Тамшер. Это нас не устраивает: в программу исследований необходимо дополнительно включить ручей Медвежий и Ольховку;

Шегультан вместе с притоками является третьим поясом санитарной охраны источника питьевого водоснабжения СВДУ. На пути следования химического загрязнения по рекам должны быть установлены точки для отбора проб воды. Они обязательно должны появиться на ручье Медвежьем и реке Ольховка

Дебаты были бурными, но к консенсусу не пришли. Секретарь Совета Татьяна Ворончихина предложила собравшимся направлять ей предложения по электронной почте. Предложения она обещала включить в протокол и представить на рассмотрение Владимиру Паслеру.

Вопрос осуществления мониторинга в наших реках можно решить дипломатическими приемами, учитывая предложения Совета. Хотя они носят рекомендательный характер.

Десять лет назад в Североуральске проходили общественные слушаниях по теме «Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) при отработке Ново-Шемурского месторождения». На втором этапе слушаний было принято предложение:

– включить в проект разработки Ново-Шемурского месторождения мониторинг химического и микробиологического состояния водных ресурсов реки Шегультан и ее притоков; озера Светлого в период до, во время и после эксплуатации месторождения.

Проект ОВОС получил положительное заключение экологической экспертизы, включенные в него требования надо выполнять. Для рек Североуральского горокруга необходимо утвердить отдельный мониторинг. А то, что мониторинг не согласовывается с контролирующими организациями, упрощает задачу.

Источник: http://nslovo.info/ekologicheskij-sovet-severouralska-protiv-mednikov/
23.05.2018
Вчера пришел ответ из Росприроднадзора на наш запрос о загрязнении воды рр. Тамшёр и Ольховка.
Письмо из Росприроднадзора в ответ на наш запрос о ситуации с загрязнением воды
Департамент Росприроднадзора по Уральскому ФО сообщает, что начато расследование по ч. 4 статьи 8.13 КОАПП РФ - Нарушение правил охраны водных объектов. Напомним содержание статьи:

Нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение, за исключением случаев, предусмотренных статьей 8.45 настоящего Кодекса,

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц - от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей

таким образом, за загрязнение двух рек бассейна Шегультана ОАО «Святогор» может ждать такой ж штраф, как за загрязнение рек Ивдельского района в прошлом году

Надежда Владимирова, заповедник «Денежкин Камень»


23.05.2018
22 мая директор заповедника «Денежкин Камень» Анна Квашнина по приглашению пресс-службы УГМК посетила карьеры Северного медно-цинкового рудника: Шемур, Ново-Шемур и Тарньёр, принадлежащие ОАО «Святогор»
Кислые воды могут попасть в заповедник?
22 мая директор заповедника «Денежкин Камень» Анна Квашнина по приглашению пресс-службы УГМК посетила карьеры Северного медно-цинкового рудника: Шемур, Ново-Шемур и Тарньёр, принадлежащие ОАО «Святогор». Напомним, что деятельность карьеров УГМК привела к загрязнению рек Ивдельского района Свердловской области. Надзорные ведомства уже провели проверки, нашли превышения предельно допустимых концентраций. Сейчас тревогу забили и специалисты заповедника «Денежкин Камень», так как есть вероятность загрязнения рек, находящийся на особо охраняемой природной территории.


Анна Квашнина вместе с экологами и общественниками осмотрели очистные сооружения всех трёх карьеров, а также водо-отводные канавы, предназначенные для улавливания подотвальных вод. Именно подотвальные воды и являются источником загрязнения.
«Северный медно-цинковый рудник прилагает много усилий для решения проблемы загрязнения рек Чёрная, Ольховка и Тамшёр. С западной стороны, где верховья реки Банной, мы не побывали. Радует, что УГМК пытается наладить контакт с общественностью и движется в сторону большей прозрачности работы рудника. Об эффективности принятых мер можно будет судить только по наличию или отсутствию в реках превышения предельно допустимых концентраций веществ, плохо влияющих на жизнедеятельность реки. Надеюсь, что мониторинг будет производиться постоянно в целях контроля качества воды в реках», — отметила Анна Квашнина после посещения карьеров.

источник: сайт заповедника Денежкин Камень
6.04.2018

Результаты анализа проб воды в Косьвах и Шегультане
Вчера получили обнадеживающую новость от ПГНИУ. Шегультан наш (в пределах территории заповедника) пока не подаёт признаков сильного загрязнения продуктами жизнедеятельности Шемурского месторождения. Есть разница в содержании сульфатов до и после устья Косьвы, и довольно большие превышения ПДК по железу в Малой Косьве выше ее устья. Так что не расслабляемся, наблюдаем дальше
А.Е. Квашнина, директор заповедника "Денежкин Камень"
2.04.2018
3 марта 2018 г. был произведен отбор проб из р. Тамшер и Ольховка (бассейн Шегультана). Их анализ в лаборатории гидрохимического анализа ПГНИУ показал, что состояние вод в рр.Ольховка и Тамшер экологически неудовлетворительное, представляющее опасность не только для водных обитателей, но и для человека
Результаты анализа воды Тамшера и Ольховки: крупные превышения ПДК по сульфатам и железу
По результатам анализа проб для обеих рек характерны:


1) недопустимо низкие показатели кислотности - рНвод 4,8 и 4,5, соответственно, т.е. существенно ниже допустимого уровня (ПДК рН 6,5-8,5). Значение кислотности ниже 5,0 крайне негативно влияет на водные организмы, в том числе на все виды рыб;

2) гидрохимическая фация вод, будучи в естественном природном состоянии гидрокарбонатной (НСО3¯>SО42‒ >Cl¯) сменилась ярко выраженной сульфатной (SО42‒ >Cl¯>НСО3¯). Содержание сульфатов превышает допустимую концентрацию для водных объектов рыбохозяйственного значения в 7 (р.Ольховка) и 28 (р.Тамшер) раз; относительно допустимого уровня для водных объектов, являющихся источниками водоснабжения населения, превышения над ПДК составляют 1,2 (р.Ольховка), 5,7 (р.Тамшер) раз;

3) экологическое неблагополучие рр. Ольховка и Тамшер усиливается высокой концентрацией железа, содержание которого в воде превышает допустимый уровень для рек рыбохозяйственного значения в 4,2 (р.Ольховка), 89,5 (р.Тамшер) раз;

4) воды рр. Ольховки и Тамшера характеризуются повышенной минерализацией, превышающей допустимый уровень в 1,2 раза (р.Ольховка) и в 4,5 раза (р.Тамшер).


1.03.2018
Бывший эколог СУБРа А. Степанов напоминает о необходимости исполнения решения, принятого на совещании в декабре прошлого года в связи с загрязнением рек Ивдельского городского округа.
По поводу загрязнения местных рек в результате отработки Ново-Шемурского месторождения подготовлено открытое письмо в прокуратуру Свердловской области

По сообщению газеты "В каждый дом" "Житель Североуральска, бывший эколог СУБРа Анатолий Степанов написал открытое письмо в прокуратуру Свердловской области. В нем он напоминает о необходимости исполнения решения, принятого на совещании в декабре прошлого года в связи с загрязнением рек Ивдельского городского округа. Речь шла о принятии мер по прекращению стока и сброса загрязнённых вод ОАО «Святогор» с Ново-Шемурского месторождения, утверждения плана мероприятий, направленных на предотвращение дальнейшего загрязнения и реабилитацию подвергшихся негативному воздействию водных объектов. Анатолий Степанов настаивает, чтобы специалисты прокуратуры проверили, как исполняется данное решение". В своем обращении эколог ссылается в том числе на данные о кислотности рек Тамшер и Ольховка, полученные в ходе отбора проб 9.02.2018
24.02.2018
22 февраля 59-летняя жительница Североуральска Наталья Веселова, ныне пенсионер, а в прошлом преподаватель немецкого языка в школе №8, написала обращение на имя кандидата в президенты России Владимира Путина. Неравнодушная женщина хочет привлечь внимание данного кандидата к проблеме нашего города — возможному загрязнению рек в результате деятельности Шемурского и Ново-Шемурского медно-цинковых карьеров, которые подчиняются ОАО «Святогор» («дочка» УГМК). Если сейчас не принять все возможные меры по предотвращению этой беды, завтра наши дети могут остаться без питьевой воды.
Жительница Североуральска пытается привлечь внимание общественности к проблеме загрязнения рек. И пишет кандидату в президенты
Газета "В каждый дом" опубликовала статью об обращении жительницы Североуральска к В.В. Путину.
"Свое решение — начать действовать немедленно и на самом высоком уровне — Наталья Алексеевна объясняет просто: «Хотя мои внуки растут в Екатеринбурге и пьют ту гадкую воду, я не могу спокойно молчать, когда вижу в Североуральске так много молодежи с колясочками. Я же понимаю, что это их мы сегодня можем лишить чистой питьевой воды. Нельзя этого допускать».

9.02.2018
В газете "В каждый дом" вышла статья о ситуации вокруг Шемура
Экологическая катастрофа Ивделя может повториться в Североуральске
Сама статья доступна по ссылке
"Никто не предполагал, что Ново-Шемурский карьер будут строить (2011-2017г.г.), попутно добывать руду, отсыпать отвалы рядом с карьером, не имея очистных сооружений.

Ново-Шемурский карьер в 2017 г. вышел на проектную производительность — 900 тысяч тонн. На спутниковой карте можно найти Ново-Шемурский карьер, восточнее карьера отсыпаны два отвала, общая площадь карьера с отвалами составила примерно 400 гектаров. В километре от отвалов восточнее находится река Тамшер, которая впадает в реку Шегультан, уклон от отвалов направлен в сторону реки Тамшер. При отработке Ново-Шемурского карьера подсечён ручей Медвежий, который впадает в реку Ольховку, Ольховка впадает в реку Шегультан. От карьера до реки Шегультан 7 км. Ручей Медвежий, реки Тамшер, Ольховка, Шегультан входят в водосборную площадь Североуральского городского округа".

9.02.2018
Анна Квашнина, заповедник "Денежкин Камень"
Отбор проб из Тамшера и Ольховки
Мы следим за ситуацией, связанной с загрязнением вод, берущих начало в районе
месторождений Шемурского и Ново-Шемурского.
У нас довольно сложное положение, так как мы с одной стороны (с западной от карьеров),
представляем особо охраняемую природную территорию федерального значения, а с другой (с
юга и востока) – жителей Североуральского городского округа, и со всех сторон – жителей
Свердловской области.
Имея в своей команде специалистов в области географического анализа и геоинформационных
технологий, мы тщательно просчитали объемы и направления стоков с районов месторождений и
нарисовали «теоретическую» карту, которую Вы видите на сайте
В Ивдельском городском округе страдают реки Банная, Черный, а в Североуральском – Ольховка
и Тамшёр. Интересно, что расчётный объём стока почти одинаков в обоих направлениях, но
Шегультан больше разбавляет стоковые воды, чем Ивдель, за счёт большего водосборного
бассейна. По расчётам геоинформационного анализа, в реки Б. и М. Косьвы не попадает ничего.
По расчётам..

Конечно, сразу встретились с руководством Североуральского ГО и ЗАО Шемур и показали им
наши расчёты. Еще раз поясню, что ни Ольховка, ни Тамшёр не связаны с территорией
заповедника, поэтому мы в данном случае просто граждане. Да, с определённым опытом, и
соответственно ему, озабоченностью. Договорились о совместном отборе проб воды в реках
Ольховка и Тамшёр. Предварительно (так же по договорённости) мы посетили эти реки, чтобы
удостовериться, что в них сейчас МОЖНО взять воду, то есть что она не перемёрзла. Не смогли
сдержать своего любопытства и зачерпнули и Ольховской водички и Тамшёрской. Отмечу, что
Тамшёрская на вкус отвратна. Единственное, что мы могли сделать – посмотреть pH метром их
pH, он оказался 3,6 и 2,7 соответственно. Подчеркну, что это не анализ загрязнения, это просто
экспресс-оценка кислотности. Следующим шагом был отбор проб воды совместно с
представителями ЗАО Шемур. Отобрали. Однако воду, которую мы доставили в отделение
Роспотребнадзора, не проанализировали, так как никто за анализ не заплатил. Роспотребнадзор
этого сделать сам не может, так как данная вода не в его юрисдикции (она не питьевая).
Заповедник это сделать тем более не может, так как вода совсем не с территории заповедника.
На минуточку, один анализ стоит 15-30 тысяч рублей, с зависимости от количества агентов.
Заповеднику светит от 15 до 60 тысяч нецелёвки, не вариант. Руководство ЗАО Шемур воду
проанализировали, и результаты, насколько мы поняли, показывают, что Тамшёр загрязняется.
Карта с точками отбора проб
Что нас лично удивило – это то, что ЗАО Шемур никак (по их словам и уверениям) не ожидал
попадания проблем в воды реки Тамшёр. А наша карта нарисовала все в точности так, как
показали наши кустарные измерения pH, то есть в Ольховке поменьше, в Тамшёре побольше.
Тамшёр вылезает даже без всяких модных географических анализов, достаточно просто поглазеть
в карты. Суммарный сток конечно глазом не увидишь, но направление – легко. Не можем
сказать, что нас обрадовала наша крутость.
Отбор проб из-подо льда
В идеале сейчас нужно обложить пробами по всему периметру оба месторождения, и набрать проб, чтобы выяснить, в каком именно месте протечка. Это трудно, но при желании вода находится (кстати, одновременно с нашими поисками воды представители Шемура воду не нашли, и именно наш богатый опыт поиска воды в условиях ЗМУ (зимних маршрутных учётов) и природная настырность помогли найти воду, в итоге. До весны ждать нельзя, в эти места весной вообще не добраться, да и ситуация с загрязнениями сейчас более чёткая, не смазанная паводковыми явлениями.

Мы обязательно возьмём воду из обоих Косьв и обязательно ее прогоним на всё что нужно. Тут уж никакой нецелёвки. И бентос возьмём. К слову, в Тамшёре бентос тоже взят, зафиксирован и ждёт других бентосов и отправки в Институт экологии растений и животных в Екатеринбург.

Подробности позже.

Квашнина А.Е. заповедник «Денежкин Камень»


This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website